Российская академия художеств Санкт-Петербург

 В 2007 году Российская академия художеств отмечает свое 250-летие. 17 ноября 1757 года (по старому стилю - 6 ноября) - Правительствующий сенат Российской империи принял указ о создании «Академии трех знатнейших художеств». На самом деле подобное учреждение в России было замыслено гораздо раньше, а к этому времени успешно действовало, по крайней мере, уже тридцать лет. Идея учреждения сообщества художников высказывалась Петром Великим и его приближенными еще в 1690-х годах. После посещения первым императором Парижа и французских академий в 1719 году эта мысль приобрела конкретную форму, но за множеством дел необходимый указ Петр Великий подписал лишь незадолго до смерти, 22 декабря 1724 года. Он провозглашал создание единой «Академии наук и художеств» - факт и сегодня очень важный, поскольку Российская академия художеств дорожит тем, что родилась одновременно с Российской академией наук и сотрудничает с ней уже почти три столетия.

Правда, потребовалось еще четверть века, чтобы был создан точный регламент, определявший роль искусства в этом, как гласил один из документов того времени, «соцiетете художествъ и наукъ». Первое «Собрание Академии Художеств» состоялось в Петербурге под председательством академика Людвига Доминика Шумахера 8 июня 1748 года. Это время в истории академического искусства нельзя недооценивать. Оно охватывает всю эпоху - от смерти Петра Великого до последних лет правления Елизаветы Петровны, то есть почти весь период императорского барокко в России - один из блестящих этапов развития русского искусства. Среди свершений этого времени достаточно назвать одно - из полупостроенного, полузадуманного Петром Великим города возник Петербург, с его изысканной регулярностью и великолепными перспективами — художественными чертами, что и сегодня служат основой образа северной столицы России. И это был, чему есть масса исторических доказательств, результат совместной работы людей, состоявших в единой Академии, где развивались вместе отечественные науки и художества.

Сейчас мы торжественно отмечаем создание отдельной Императорской академии художеств, особенно ее славный начальный «шуваловский» период жизни. Прочно утвердившиеся петровские реформы позволили людям 1750-х годов заняться созданием и укреплением новой структуры и характера русской культуры, добиться ее признания в европейских странах. Неслучайно Московский государственный университет и Российская академия художеств считают своим основателем одного и того же человека - Ивана Ивановича Шувалова. Это еще одно из тех исторических событий, которые сформировали судьбу Академии и которыми она гордится. С 1757 по 1764 год Академия художеств состояла при Московском университете, хотя и было решено разместить ее в Петербурге. Сотрудничество с МГУ продолжается и сегодня и насчитывает два с половиной столетия.

Президентство И.И.Шувалова не только распространило его фавор у императрицы Елизаветы Петровны на возглавляемые им учреждения, но и обеспечило благодаря его личным контактам связи Академии с первостепенными деятелями культуры и учеными сообществами Европы. Недаром в первом издании знаменитого собрания гравюр «Вазы и канделябры» Джанбатиста Пиранези обозначено, что оно осуществлено в Риме на средства И.И.Шувалова. В Париже русского вельможу консультировали наиболее прославленные архитекторы, и первый среди них Жак Франсуа Блондель направил в Петербург своего кузена Жана Батиста Мишеля Валлен-Деламота, ставшего одним из авторов здания Академии. В Лондоне И.И.Шувалова первым среди русских избрали в старейшую из английских академий - «Лондонское общество древностей», а его дары этому обществу античных фрагментов, приобретенных им в Италии, сыграли свою роль в формировании Британского музея. Благодаря И.И.Шувалову Академия и вместе с ней представление о российской художественной образованности утвердились в Европе. Возникла почва для самого блестящего из тех расцветов, которые переживало в разные века академическое искусство в России.

При Екатерине II в 1764 году был принят новый подробный Устав Императорской академии художеств, а президентом стал близкий государыне Иван Иванович Бецкой. Императрица писала: «Для лучшего ободрения и успеха, Мы, приняв в Свое покровительство сию Академию… определяем ей быть под единственным Нашим Императорским ведением, снабдя оную потребною на ея содержание суммою». В ранний период царствования Екатерины II возникла своего рода «государственная утопия» просвещенной России, и Академия художеств должна была играть немаловажную роль в создании зримого облика преобразованной империи.

Екатерина II так характеризовала свое царствование в письме к ее постоянному корреспонденту, послу крошечного германского государства Саксен-Гота в Париже барону Мельхиору Гримму, иронически намекая на одну из басен Лафонтена и, кроме того, на непременный для мышления просвещенного человека той эпохи «прецедент» из древней истории: « ...нет больше ни козы, ни капусты, есть только Пирр, царь Эпира, которого каждый скульптор должен изваять, каждый живописец - написать и все поэты воспеть…» Образ царства изящных искусств, где правит страсть сочинять законы, существенен для понимания «утопии» императрицы. В ней цивилизованность государства, выраженная в законодательном благоустройстве страны, соединилась с эстетически осмысленным новым характером жизненной среды. При этом реформы законодательницы окрашивались эстетически, а художественная политика приобретала черты государственных правил, обязательных для исполнения. «Арбитром элегантности» в таком контексте оказывалась Императорская академия художеств.

В екатерининский период было осуществлено строительство для Академии грандиозного здания-ансамбля на Васильевском острове в Петербурге. Первоначальный проект, заказанный И.И.Шуваловым Ж.Ф.Блонделю, был переделан Ж.Б.М. Валлен-Деламотом и А.Ф.Кокориновым и стал манифестом классицизма в архитектуре России, образцом, на котором учились поколения отечественных зодчих.

Екатерина II, по ее собственным словам, представляла здания, создававшиеся в годы ее правления, как «будущую древность», которую через тысячи лет будут рассматривать наравне с античностью. Это было необходимо императрице для того, чтобы придать своим действиям и постройкам характер обращения к вечности. Такие сооружения, как здание Академии художеств, в представлениях государыни приравнивались к античности, становились совершенными, как классический идеал.

В течение первых пятидесяти лет своей истории в стилистическом отношении в Академии господствовал классицизм, хотя к концу XVIII века стали появляться произведения с чертами раннего романтизма и сентиментализма. Все же главным для этой эпохи было создание в России школы классицистического искусства, не уступавшей ни одной из европейских. Напротив, русский классицизм развивался стремительно и мощно, не только следуя западным образцам, но и осуществляя те замыслы, которые на Западе оставались лишь на бумаге. В.И.Баженов и И.Е.Старов, первые выпускники Академии, создали произведения, заложившие исключительно высокий стандарт художественного качества архитектуры, их последователи и ученики Академии следующих поколений изменили жизненную среду страны — создали классицистическую Россию, и каждый город получил регулярный план и парадные здания с белыми колоннами.

Развивая Императорскую академию художеств, И.И.Бецкой вслед за Екатериной II и в соответствии с ее мыслями видел создание новой жизненной среды и нового просвещенного человека, особенно художника, как единый процесс. Недаром на здании Академии были тогда начертаны слова: «Живопись. Скульптура. Архитектура. Воспитание». Именно в это время было заложено основание классическому методу художественного образования в России, соединявшему в себе профессиональную подготовку и развитие нравственных начал, что уже в XIX веке составит одну из главных особенностей российского искусства. Стилистическое единство отечественного искусства проявилось и в преобладании в скульптуре и наиболее ценимой тогда исторической живописи черт классицизма, присутствующего в творчестве Ф.И.Шубина или И.П.Мартоса, А.П.Лосенко или И.А.Акимова.

В том же 1764 году было организовано И.И.Бецким Воспитательное училище, в которое принимали детей 5-6 лет. Тех из них, кто проявлял художественную одаренность, допускали до прохождения главного академического курса. Основой его всегда был и остается классический рисунок. Начинали с черчения пером без линейки, чтобы привить твердость руки, затем приступали к копированию гравюр прославленных мастеров — в целях воспитания вкуса, потом начиналось рисование «с гипсов», как овладение методом передачи неподвижной натуры и, наконец, рисунок обнаженной натуры. Он, как писал академик И.Ф.Урванов в 1793 году, почитается «душою и телом не только живописи, но и всех вообще… художеств». В этом отношении мнение Академии не изменилось за прошедшие столетия.

Подчеркнутые слова

 

Задания к тексту:

 

Домашнее задание:

 

P.S. Тесты, предложенные в разделе "Тесты" носят тренировочный характер

 


Назад к каталогу